Художественный потенциал языковых форм. Инфинитив

Художественный потенциал языковых форм

Инфинитив

Познакомьтесь с фрагментом статьи А. Жолковского «Бродский и инфинитивное письмо» (Новое литературное обозрение, 2000. № 40). Какова, по мнению исследователя, роль инфинитива (его «семантический ореол») в поэтическом тексте? Как можно обосновать центральный тезис А. Жолковского? Дайте собственный анализ любого из упоминаемых текстов И. Бродского.

«Под инфинитивным письмом (ИП) я буду понимать тексты, содержащие достаточно автономные инфинитивы, т. е., либо

(а) абсолютные инфинитивы, образующие самостоятельные предложения (Грешить бесстыдно, непробудно), не подчиненные управляющим словам (типа чтобы; можно; хочу; желание) или связкам (в отличие от Печальная доля – так сложно, // Так трудно и празднично жить) и не привязанные к конкретным лицам и модальностям…; либо

(б) однородные инфинитивные серии, зависящие от одного слова и благодаря своей протяженности развивающие самостоятельную инерцию; ср. почти целые строфы в «Евгении Онегине», начиная с первой, описывающие характер и времяпровождение героя (Какое низкое коварство // Полуживого забавлять, // Ему подушки поправлять...); почти все «Я пришел к тебе с приветом...» Фета с его четырьмя анафорическими Рассказать.

Семантический ореол ИП – это, говоря пока приблизительно, «медитация об альтернативном жизненном пути». Автономные инфинитивы оказываются носителями особого «медитативно-альтернативного» наклонения, не зафиксированного в «Академической грамматике», представляющего оригинальный вклад поэзии в языковой репертуар.

Инфинитивный корпус Бродского [составляют] несколько десятков стихотворений разной степени инфинитивности. Постараюсь обозреть его в хронологическом порядке … Это:

«Определение поэзии»: Запоминать пейзажи за окнами в комнатах женщин... – 11 абсолютно инфинитивных строф верлибра с анафорическими Запоминать (1959);

«Проплывают облака» («Июльское интермеццо»), с двумя финальными четверостишиями, варьирующими мотив только плакать и петь...// все рыдать и рыдать, и смотреть все вверх...<...> только плакать и петь, только плакать и петь, только жить (1961);

поэма «Зофья» (1962), с несколькими инфинитивными сериями, в частности характерного для Бродского типа, когда слово, управляющее инфинитивом, не опускается, а повторяется: <...> не следовало в ночь под Рождество // выскакивать из дома своего, // бояться поножовщины и драк, // выскакивать от ужаса во мрак, // не следовало в панике большой // спасаться от погони за душой, // не следовало верить в чудеса, // вопросам устремляться в небеса, // не следовало письма вам писать, не следовало плоть свою спасать;

ср. то же в «Воротишься на родину...» (1961), где 6 строк в трех последних четверостишиях открываются анафорой Как хорошо, управляющей инфинитивами винить, любить, идти, поймать, понять;

«Топилась печь. Огонь дрожал во тьме...» (1962) с классической по синтаксису и тематике инфинитивной серией в середине и альтернативным вместо: Какой печалью надо обладать, // чтоб вместо парка, что за три квартала, // пейзаж неясный долго вспоминать, // но знать, что больше нет его: не стало. // Да, понимать... <...> – но мыслями блуждать <...> и все не слышать...;

«Новый год на Канатчиковой даче» (1964), с вынесенным в анафору мотивом сна/смерти: Спать, рождественский гусь <...> разрезать белизной <...> Спи, рождественский гусь, // Засыпай поскорей. // Сновидений не трусь <...> головой в сельдерей // Спать, рождественский гусь, // потому что боюсь // клюва – возле стены, и примыкающие к нему «Письма к стене» (1964), со множеством разрозненных инфинитивов и целой инфинитивной строфой, разбавленной повторами управляющих слов: Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму. <...> Не хочу уходить, не хочу умирать, я дурак, // не хочу, не хочу погружаться в сознаньи во мрак. // Только жить, только жить, и на все наплевать, забывать и т. д.;

<…>

инфинитивная серия, с повторами управляющего слова и альтернативистской конструкцией можно... можно... либо... в «Полонезе-вариации», 3 (1982): Понимаю, что можно любить сильней, // безупречней. Что можно, как сын Кибелы, // оценить темноту и, смешавшись с ней, // выпасть незримо в твои пределы. // Можно, пору за порой, твои черты // воссоздать из молекул пером сугубым. // Либо, в зеркало вперясь, сказать, что ты...;

инфинитивный пассаж с альтернативистской серией вопросов и ли в «Бюсте Тиберия»: Раскаяться? Переверстать судьбу?// зайти с другой, как говорится, карты?// Но стоит ли? Радиоактивный дождь...

почти абсолютно инфинитивное «Из Парменида» (1987), где мысленно проживается целая иная жизнь: Нет – самому совершить поджог! роддома! И самому // вызвать пожарных, прыгнуть в огонь и спасти младенца и далее: дать... назваться... обучить... сесть... погрузиться... чтобы отказаться...;

<…>

инфинитивный финал «Лидо» (1993), с типичным для ИП перемещением в желанное, в иное: Ах, лишь истлев в песке, растеряв наколки, // можно, видать, пройти сквозь ушко иголки, // чтоб сесть там за круглый столик с какой-нибудь ненаглядной <...> и слушать, как в южном небе…».

 

Задание

Прочитайте стихотворение Тимура Кибирова. Какова роль инфинитивов в этом тексте?

 

ИНФИНИТИВНАЯ ПОЭЗИЯ
по мотивам Жолковского

Сникерснуть
Сделать паузу — скушать Твикс
Оттянуться по полной
Почувствовать разницу

Попробовать новый изысканный вкус
Быть лидером
Мочить в сортире
Не дать себе засохнуть

Убить Билла-1
Убить Билла-2
Играть в Джек-пот – жить без забот
Не париться

Пиарить
Клубиться
Позиционироваться
Зачищать

Монетизировать и растаможить
Зажигать

Бесстыдно, непробудно –

И не такой еще, моя Россия,
Бывала ты, не падая в цене!